felix_57 (felix_07) wrote,
felix_57
felix_07

Африканские зарисовки-7

«Ricos» forever.

Ремонт шел лихо, сломали одну стену и установили стойку операторов, провели интернет, самый быстрый и дешевый в мире, всего то 1500 баксов в месяц за мегабит входящий.Купили «железо», установили софт и Витал приступил к отбору конкурсанток. Однако недельный марафон совершенно исчерпал остаток его сил и веры в человечество. Было весьма забавно наблюдать за мимикой и жестикуляцией мэтра, проводящим нехитрые тесты с подопытными...
Впрочем, эксперимент пошел и в итоге мы сотворили две смены операторов и смежные профессии дрессировщиков.
Для истории: Fatmata Kanu; Hissanatu Jalloh; Alvetta Kargbo; Kadiatu Bangura; Gorgiana Moiforay; Rose Samura; Abibatu Kamara; Haija Fanta Turay; Kumba Mansaray; Zainab Kargbo; Julia Wilson и т.д., как сейчас перед глазами, в разноцветных платьях, улыбающихся и бросающих на пол использованные пакеты из-под воды…
А тем временем ситуация с лицензией развивалась по стандартной афро-русской традиции, когда каждая подпись таки чего то да стоит, но и она была таки дадена алчным чиновником с искренним взглядом и большим любящим сердцем.
Открытие происходило с помпой. Многочисленные гости с удовлетворением отмечали появление в самом сердце столицы спортивно-развлекательно-конкурентного заведения, способствующего развитию патриотического самосознания масс, ну и экономики страны в целом…
Но враг не дремал. В какой-то из дней явился рослый малый и громогласно представился чиновником министерства финансов. Постепенно повышая градус, он вещал о незаконности нашей лицензии, о неком моратории на ведение букмекерской деятельности и о том, что нас закроют в случае неповиновения. На вопрос документально подтвердить сей мораторий, мэн уведомил о секретности данного документа. В этот момент моё терпение переросло в злобу и я ему указал на дверь. Но чувство тревоги не оставляло меня, было понятно, что конкуренту мы явно перекрываем кислород и он будет действовать. Так что, «мы живем в стране главенства Закона», заставило меня включить мозги по-правильному, но сворачивать было поздно.
Тем временем бизнес набирал обороты, клиенты толпами делали ставки, прога, заточенная под Сьерру, делала своё дело. Коэффициенты корректировались, персонал матерел и мы уж было стали размышлять о расширении, как однажды утром нас удостоила вниманием CID-криминальная полиция в расширенном составе. Далее все как и должно быть в подобных случаях: эксперт делал фотосессию, мы-позировали, кого то допрашивали, кто то изымал компьютеры, но нас с Виталиком как бы не замечали принципиально. Первыми арестовали племянника хозяина, работавшего старшим менеджером и Мустафу Турея - моего заместителя. Дело приобретало совсем невесёлый оборот. Пустили на разведку вездесущего Бабу, имевшего родню во властных структурах. Вернувшись, он поведал о том, что дело под контролем антикоррупционного комитета, а это братцы уже были далеко не шутки. На допрос пошли: министр департамента туризма, наш доблестный юрист м-р Пратт явился с личным адвокатом и серым лицом, ну и Ваш покорный слуга с другом Виталом в качестве переводчика и поддержки. Допрос проходил в дружественной и конструктивной обстановке, мне зачитывались мои права, право на молчание, но я отмалчиваться не счел необходимым и высказал свое мнение о происходящем. После трёх часов откровений мы были отпущены и, как сказал Витал, они сделали грубую ошибку не забрав у меня паспорт. Я жаждал истины, и мы двинулись к всезнающему Джозефу.
Он был естественно в курсе происходящего, послав мальчика, через какое-то время получили документ, название и главное содержание которого заставило меня альтернативно взглянуть на ситуацию.
Увенчанный гербом со львами, документ обзывался «Пресс-релизом государства Сьерра-Леоне». В трафаретном для подобного документа тексте явно угадывалось желание вышеуказанного государства схватить за жопу вашего покорного слугу, как «нанёсшего урон экономике государства Сьерра-Леоне». Да да, дословно так. Я молча смотрел на Витала и в его умных глазах пугающе читалась неуверенность. Ну а Джозеф вещал, что при наличии хорошего адвоката…бла-бла-бла.. Блин, опять момент истины. Мозг вышел на повышенные обороты и выдавал разновероятные решения, но преимущественно с негативным финалом. Остаток дня прошел в оперативном графике и встречами с различными участниками игры.
Картина обрастала деталями. Бизнес остановлен и по-видимому надолго, подключать адвоката бессмысленно, учитывая повальные допросы всей цепочки чиновников, выдавших мне лицензию. Логика подсказывала, что итогом всего будет медленное подтягивание Меня к более «объективному» расследованию всей этой криминальной схемы и в итоге наказанию непослушного белого, посредством вымучивания бабла за возможность свалить домой униженным и истощенным. Ну уж нет, господа прохиндеи, как бы не так. Конечно, имел место быть один минус, в виде долга Толяна, но время на возврат не было и приходилось смириться и верить в его порядочность, впрочем, что то подсказывало, что и здесь возможны «приятные неожиданности».
Следующий день отличался сжатостью и конкретностью. Я снял все деньги в банке, привел в порядок документы, заглянул в честные глаза Толяна и... принял решение валить незамедлительно. В час дня позвонил Мустафа и жалобно сообщил о том, что нас завтра ждут в полиции.., ну кто бы сомневался, и я твердо заверил-«Буду».
Наутро обняв всю братию по африканским приключениям, присел на дорожку и двинул в сторону лодочной станции. Прибыв в Лунги, я был осведомлён только об одном сегодняшнем рейсе на Париж и смиренно ожидал когда рекомендованный менеджер подыскивал вариант. Сбоя не должно было быть, иначе за мной возможно прислали бы эскорт из блюстителей закона и я облегченно вздохнул, когда мне наконец вручили во всех смыслах ценный билет. А телефон разрывался, впрочем, я ответил и испуганный голос Мустафы вещал, что его задержали и ждут залог и меня. «Наивные аборигены» бормотал я, поднимаясь по трапу и бросив последний взгляд, ругнулся зло...
«Шарль» встретил непогодой, но настроение было прекрасным, подогретым сообщением о том, что за мной приезжали утром ранним две машины бандерлогов, но порыскав удалились в недоумении.

Эпилог.
Пишу эти строки февралём 16-го. Прошло почти три года с момента моего возвращения-бегства с возлюбленного континента. Всё это время я старался держать связь с участниками моего повествования. Первым покинул черный континент Пашка, застряв поначалу в Стамбуле, а затем пройдя замысловатый путь через третьи страны в попытках восстановить статус-кво и наконец вернувшись в северную столицу с боями, вернул вещи на круги своя, к немалому моему удовлетворению. Пашка – любящий отец и муж, пройдя трудности, наконец восстановил силы и сегодня открывает бизнес в Штатах с бывшим компаньоном Толика. В начале марта у нас предстоит встреча в первопрестольной. С удовольствием все соберёмся (Виталик также в Москве) и поднимем бокалы. Толик после нашего расставания регулярно кормил меня завтраками и фразами типа-«Вот-вот начнем копать и всё верну», ну-ну. По слухам, он переехал в дом к Рубену и жили они там далеко не файн, питаясь рисом с касавой. Виталик вернулся летом 14-го, остановился у меня на короткий срок и двинул в зону известных боевых действий. На мой вопрос зачем, ответил уклончиво, в своём фирменном стиле, загадочная русская душа...
Вернувшись через несколько месяцев, решил задержаться и был приглашен мной в бизнес дабы... Сегодня он писательствует, выпустил достойный труд – «Записки террориста в хорошем смысле слова» и подарил мне экземпляр за подписью автора, приятно. Встречаемся регулярно, пьем пиво, вспоминаем и мечтаем продолжить приключения.
Несколько месяцев эгоу, находясь за рулём, получил звонок от жены: «А как фамилия твоего должничка Толика?».
«Такая-то», отвечаю.
«Его взял интерпол в Сьерре и этапировал в родной Омск, приедешь-посмотри».
Ну да, он, в наручниках, в сопровождении сотрудников, спускается по трапу в «Шарике». Что тут сказать, расстроился ли я и по какой причине, не знаю. Скорее смотрю на это философски. Кинуть банк на крупную сумму и пытаться сделать вид, что ничего не происходит, согласитесь глупо и наивно. Вот и мои деньги... А впрочем…
Баба прожил несколько дней после ареста Толика и тихо помер. Он звонил мне где-то в это время, но я проглядел звонок. Думаю, причиной явилась полная безысходность и разочарование. Да и понятно, Толян кормил его лет несколько, и даже возил его в Омск в качестве предмета инвестиционных вложений. Уже в мою бытность ему регулярно оплачивалось ежемесячно около 1000 баксов за участие и ведение дел. Поди плохо. А тут такая незадача. Впрочем, мужик он был неплохой, помогал и нам всем, пусть африканская земля будет ему пухом.
Периодически общаемся с Ромчиком. Тот успел по слухам обуть московских родственничков на сумму немалую, купить джип и отстроить дом в Ломе. На новоселье не приглашал, видимо не рассчитал и наивно запросил у меня десятку взаймы. Обиделся на моё молчание и отписал в ФБ, прохиндей. Но я к нему питаю чувства добрые однакож. Да, кстати у него растёт сын Рикардо в Москве, так что однажды он прибудет надеюсь и я его пожурю...
Бобби приезжал в Москву в ноябре 15-го, по бизнесу и мы тепло встретились. Он открывает гостиницу во Фритауне и приглашает меня пожить «как брата», красавчик, мы с ним переписываемся регулярно.

Зал в моем доме уставлен в африканском стиле, разные деревянные фигуры расставлены, панно, правда маски жена настояла снять со стен, боится.., так что сижу, строча и попивая мартини, а сам как будто там господа…



Tags: африка; сьерра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments